К списку статей
Следующая статья
Предыдущая статья>
Татьяна Кирсанова:

Российское экологическое движение и шесть его отличий от экологического движения в США.

Российское экологическое движение, история развития, ошибки, сравнение с экологическим движением в США.

"Природоохранное движение в СССР изначально было подчинено основным постулатам господствовавшей тогда идеологии, оно было встроено в структуру общественных организаций. До начала перестройки экологическими объединениями можно считать лишь студенческие дружины охраны природы, которые находились в состоянии, скорее, сотрудничества с властями, нежели противостояния. В период с 1987 по 1991 г. началась активная фаза массовых движений, завершившаяся их профессионализацией и появлением в общественном сознании понятий социальной и политической экологии. После 1985 г. в СССР стала заметна политизация экологических групп, имеющая ярко выраженный протестный характер. При этом экологисты старались вписаться в традиционную политическую структуру.

Первые избирательные кампании в союзные и местные органы власти в 1989-1990 гг. проходили при их активном участии; а экологические лозунги вызывали тогда в обществе широкое сочувствие. Особенно оно усилилось в связи с аварией в Чернобыле. В результате многим из активистов экологических движений удалось тогда закрепиться во властных и партийных структурах нового политического класса, в основном, - в его демократическом крыле. Однако там они вскоре переключились на решение других проблем и задач. Характерным примером здесь может быть политическая карьера Б.Е. Немцова, который начинал в рядах экологических активистов, в частности, участвовал в борьбе за закрытие Горьковской АЭС.

Став политиком федерального уровня, он полностью отошел от экологического движения.

Поредевшее экологическое движение, уже не носившее протестного характера, стало более профессиональным и вступило в период сотрудничества с властями (1991-1993 гг.). Этот период характеризуется массовым переходом экологистов в исполнительную власть. Однако с 1993 г. общественная среда для экологического движения стала крайне неблагоприятной, и экоНКО стремились уже не столько расширить свою нишу, сколько сохранить ее, работая на выживание; переходя к тактике обороны. В этот период экологи постепенно теряли одну за одной завоеванные ими на предыдущих этапах позиции.

Проведенная в 1991-1992 гг. децентрализация системы управления экологической политикой (создание областных Комитетов экологии и системы внебюджетных региональных Экологических фондов) не оправдала возлагавшихся на нее надежд активистов движения. Экологисты полагали, что она приведет к росту активности населения, возникновению новых инициатив и росту числа эконко «на местах». Но на практике произошла передача всей полноты влияния в сфере экологической политики в руки местной администрации.

С ликвидацией в 1997 г. Минприроды ситуация с управлением экологической сферой в России вернулась к дoперестроечным временам. В настоящее время в среде экологических движений уже распространяется мнение, что если политика государства будет эффективнее, то никакие экологические HКО будут и не нужны. В итоге «экологическое движение как согласованная последовательность массовых действий практически перестает существовать».

Пытаясь понять причины столь неудачной эволюции российских экологических движений, многие исследователи обращаются к сопоставительному анализу российских и западных общественно-политических практик в этой сфере. В частности, Е.И. Глушенкова* отмечает следующие отличия российского экологического движения от аналогичного движения в США. Первое отличие состоит в наличии развитой специализации в движении американских экологистов. в России же, замечает Е.И. Глушенкова, «все экологические движения занимаются одновременно всем».

Второе отличие заключается в том, что в США экологические движения основывались на местных инициативах и зарождались часто в маленьких городках и поселках, там, где особенно развиты связи внутри местных сообществ. В России же экоНКО сначала возникли в больших городах и только к концу XX в. стали распространяться в малых (при этом в больших городах их деятельность становилась все менее активна).

Третье отличие состоит в неизмеримо большей массовости американских экологических движений. В экологических организациях США еще в 1975 г. состояло 20 млн. человек". В России же, хотя точное число участников до сих пор неизвестно, можно утверждать, что их на несколько порядков меньше. Крупнейший в России СоЭС насчитывал в 1995 г. 230 полных членов, включая коллективных. Однако, известно, что в США около 12% населения отмечает свое участие в экологическом движении, а в России даже в период относительного расцвета экологическое движений это сделали только 3%.

Четвертое отличие, отмечаемое Е.И. Глушенковой состоит в том, что члены американских НКО, в основном — средний класс: работники сферы услуг, специалисты в области окружающей среды, домохозяйки, студенты, пенсионеры. В России же в движении изначально преобладали студенты, молодые ученые, вообще выходцы из академической среды.

Пятое отличие состоит в идеологии участников движения. Подавляющее большинство американских экологистов отдают предпочтение рыночному регулированию перед государственным. Российские же экологисты более оптимистично настроены по отношению к государству.

Наконец, в области финансирования американские НКО существуют и действуют, в основном, за счет частных пожертвований членов гражданского общества, тогда как у российских НКО финансирование их деятельности осуществляется в первую очередь за счет грантов.

В итоге Е.И. Глушенкова приходит к выводу, что в целом медленный процесс превращения российских экоНКО  в полноправных участников экополитики обусловлен следующими факторами. Прежде всего — присущей экологическому движению недостаточной массовостью, отсутствием обратной связи с населением, слабой организованностью, недостаточной компетентностью их членов, финансовой и организационной слабостью, отсутствием единства во взглядах (среди них можно встретить биоцентристов, альтернативистов (анархо-синдикалистов), экопатриотов и представителей иных, самых разных политических взглядов) и т.д..

*Глушенкова Е.И. Гражданское общество и политический процесс (на примере экологического движения) / Перспективы самоуправления и самоорганизации в России. М., 2000. С. 47."

Иванцов А.А. , Политические технологии общественно-политических движений в постсоветской России - дисс. кандидата соц.наук, Москва, 2003, с.119-123

Выводы (первая часть).  Ошибки экологического движения в России:

Из  описания истории развития экологического движения в России/СССР, прошедшего все стадии развития и явно на данный момент находящегося в упадке, можно выделить несколько ошибок движения, знание которых должно помочь новому или организуемому движению  предусмотреть их в своей деятельности.

  1. На первой стадии функционирования экологического движения одной из основных  ошибок являлось неумение планировать крупные работы по  внедрению своих идей на десятилетия, а опираться только на эмоциональные действия. И когда эмоциональная волна интереса населения угасла, движение тоже пошло на спад.                                                                              
  2. На втором этапе становления ошибками стали:                                                                                                             а) Сначала поддерживаемые, а потом резко отрицаемые инструменты экологического движения. Проще говоря,  инструментами (т.е. требованиями, которые выдвигали активисты)  для сохранения экологии движение были:     - требования о закрытие заводов/ добывающих промыслов/АЭС и прочее,                                                                  - требование о принятие жестких экологических норм и законов для промышленности, бизнеса, ресурсодобывающих предприятий,                                                                                                                                    -  требования к местным властям навести порядок (решить вопросы с мусором, со свалками и проч. в населенных пунктах.                                                                                                                                                 Однако население через некоторое время поняло, что это закрытие предприятий, часто градообразующих, лишает их работы, средств к существованию. Сложная экономическая ситуация привела к тому, что строящиеся АЭС, предприятия  были закрыты, новые строительства не начинались. В то же время, были приняты достаточно "жесткие" законы о нормах выбросов, санитарные нормы и правила и прочие законы, не дающие предприятиям и организациям загрязнять окружающую среду. Здесь вопрос стоит больше о соблюдении этих законов. С улучшением экономической ситуации постепенно в населенных пунктах ситуация с мусором начала улучшаться. Часто  вопросы приведения территории населенного пункта решаются административным ресурсом, т.е. когда за территорию отвечают сами работники (двор школы убирают учители и ученики, предприятия - работники, больниц - медперсонал и т.д). Иногда коллективам приходится брать "шефство" над близлежащими улицами и скверами.                                                                                                                                б) Во-вторых, создатели движения не ставили "фильтры" на вход в движение для людей, желающих иметь результат «на хапке», брали всех подряд без распределения полномочий. Отсюда взялись всякие карьеристы, типа "Немцовы", которые приходили в органы власти с экологическими лозунгами, но потом забывали о своих обещаниях и не занимались экологическими вопросами. Хотя на этой волне массовости и силы экологического движения, можно было бы достичь бОльших  результатов.                                                                                                                          
  3. На современном этапе развития, когда движение уже достигло (пока номинально) своих Целей, и государство, и бизнес стараются проводить "зеленую" политику, у экологического движения не оказалось надцели, сейчас идет скорее "раскольнический" период, когда каждая весомая организация старается занять главенствующую роль в движении. При этом в рядах экологов оказываются и экофеминистки, и экологи, верующие в каких-то своих древне-русских богов, и левые экологи, выступающие за возможность проживания в экологически чистых регионах не только богатым, а всем людям.

Выводы (вторая часть). Значение контекста (менталитета населения определенной территории) на деятельность социального движения:

  1. Многие авторы отмечают различия во взаимодействиях в социальных сферах Европы ( в том числе и России) и в США. Поэтому для рекомендаций по деятельности социальных движений территориальный фактор нужно будет учитывать, т.е. с осторожностью давать рекомендации по применению успешного опыта некого  общества для  населения другой страны.
  2. Даже такое известное в России движение  как экологическое не может обойтись без господдержки. Они не смогли организовать функционирование только на частные пожертвования (а кто смог?). Т.е. строя новое движение  в России, наверно, не стоит  надеяться на постоянный поток частных мелких спонсоров.
  3. Сложившаяся общественно-политическая ситуация не позволяет экологическому движению стать полноправным участником, оно часто выполняет второстепенные роли, т.к государство почти полностью забрало полномочия: на низшем уровне -  государство само организует и проводит всевозможные субботники/уборки леса, а на высших уровнях защиты экологии -  законодательные экологические нормы в нашей стране достаточно жёсткие.